г. Москва

м. Полежаевская, Проспект Маршала Жукова, д.38 к.1

Найти клинику поближе

СМИ О НАС

А теперь... пациент!

14.06.2013

"Медицинский вестник", №12


 


Минздрав России обнародовал для общественного обсуждения проект федерального закона «Об обязательном страховании пациентов при оказании медицинской помощи». В документ с таким названием трансформировался закон о страховании врачебной ответственности, над которым в министерстве работают уже не первый год. Основная задача будущего закона та же — максимальная защита интересов пациентов, вот только страховать решили его самого.


 


Принцип заинтересованности


 


Законопроект содержит комплекс мер, направленных на урегулирование вопросов страхования пациентов на случай причинения вреда его здоровью во время оказания медицинской помощи. В частности, устанавливает размеры страховых выплат, порядок их получения, порядок проведения экспертизы. Документ вводит понятие врачебной ошибки, которая определяется как «действие либо бездействие медицинской организации, а равно действие либо бездействие ее медицинского работника, причинение вреда жизни и здоровью пациента при оказании ему медицинской помощи». Принципиальные положения нового закона — гарантия возмещения вреда и всеобщность и обязательность страхования пациента, а страховать его придется самим медицинским организациям. Правда, за счет средств ОМС.


 


ЛПУ, получая лицензию, будут обязаны осуществлять страхование пациентов, это будет непременным условием оказания медицинской помощи. По словам пресс-секретаря министра здравоохранения РФ Олега Салагая, правительство утвердит правила оказания медицинской помощи, которыми будет урегулирован целый спектр норм, в частности, порядок заключения, изменения и продления договора страхования, порядок выплаты страховой премии, перечень действий при осуществлении обязательного страхования, в том числе при наступлении страхового случая, порядок определения наступления факта страхового случая и разрешения споров.


 


В случае смерти застрахованного лица предлагается выплачивать родственникам умершего 2 млн руб., в случае установления инвалидности 1-й группы — 1,5 млн руб., инвалидности 2-й группы — 1 млн руб. и 3-й группы — 500 тыс. рублей


 


Предполагается, что страховые тарифы будут состоять из базовых ставок и коэффициентов. Последние будут зависеть от выполнения медицинской организацией целого ряда условий, например, характеристик используемой техники и медицинских изделий, применяемых методов, уровня профессиональной квалификации медицинских работников, наличия или отсутствия ранее осуществленных страховых выплат.


 


— В случае, если медицинская организация регулярно осуществляет выплаты застрахованным и сама является причиной этих выплат, стоимость страхования для нее будет выше, — пояснил Олег Салагай. — Срабатывает принцип экономической заинтересованности. Закон мотивирует организации на развитие технологий, набор квалифицированного персонала, то есть на повышение качества оказания медицинской помощи и снижение количества осуществляемых выплат.


 


Интересно, что, согласно положениям законопроекта, причинение морального вреда пациенту страховым случаем не является.


 


В праве на ошибку


 


Многие эксперты считают, что законопроект нежизнеспособен и нуждается в доработке. Председатель Комитета Госдумы РФ по охране здоровья Сергей Калашников говорит, что предложенная в документе система страхования ответственности медучреждений перед пациентами не отвечает современным российским реалиям. Государственные ЛПУ будут страховать свою ответственность перед пациентами за счет денег, полученных по ОМС. По его мнению, это выгодно лечащему и главному врачам медучреждения — они ни за что не отвечают. Выгодно страховым компаниям — они в любом случае получают свою премию. Частным же медклиникам придется покупать страховку за свой счет.


— Кто в таком случае будет заинтересован в том, чтобы не было ошибок?— задается вопросом депутат. — Врачу все будет «по барабану» — за него страховку выплатит страховая компания. И никакого стимула работать без ошибок у него не появится. С больницей — та же история. Ну а комиссиям, устанавливающим величину компенсации и степень ответственности клиники или врача, в предложенном виде вообще невыгодно будет бороться с врачебным произволом.


 


Замдиректора НИИ Общественного здоровья РАМН Александр Линденбратен также предположил, что после принятия закона врачи будут относиться к пациентам еще более халатно:


 


— Все, я застрахован! Я могу ошибаться сколько угодно.


 


Обращает эксперт внимание и на финансовую сторону дела.


 


— Откуда ФОМС возьмет дополнительные средства на страховки при общем недофинансировании здравоохранения?


 


Кроме того, говорит он, «ни для кого не секрет, что в медицинском сообществе существует круговая порука, и ни один врач не признает в суде, что его коллега лечил кого-то неправильно, разве только забытый пинцет найдут в животе».


 


Кстати, если инвалидность не установлена, пациент не получит ничего. А ведь, по отчетам ФОМС, каждое десятое медицинское вмешательство в стране выполняется с теми или иными нарушениями.


 


Сергей Калашников полагает, что проблему необходимо решать путем активного участия СРО — тогда медицинское сообщество само сможет судить своих коллег и принимать стандарты их работы. Законопроект на этот счет уже подготовлен комитетом, сообщил он. По мнению депутата, единственный способ повлиять на врачей — ввести для них персональную ответственность за ошибки. Например, в США врач больше всего на свете боится потерять лицензию на врачебную деятельность. В российском же законопроекте не предусмотрена ни персональная, ни коллективная ответственность медиков.


 


На те же грабли


 


Председатель Общественного движения «Национальный медицинский конгресс» Эдуард Шульц обращает внимание на возможные последствия принятия законопроекта:


 


— Во-первых, работа нашей медицины и рост правового сознания населения позволяют прогнозировать, что в ближайшие годы суды будут завалены делами об ответственности врачей, а выплаты, даже небольшие в отдельных случаях, в масштабах страны вырастут в колоссальные цифры. Во-вторых, после принятия обществом идеи о страховой ответственности любая попытка увильнуть от нее — путем ли управления судебными решениями или «защиты мундира» со стороны профессионального сообщества в случаях оценки ошибки врача — приведет к недовольству общественности.


 


Врачу все будет «по барабану» — за него страховку выплатит страховая компания


Сергей Калашников


 


А руководитель сети клиник «НИАРМЕДИК» Олег Рукодайный призывает не забывать основополагающие законы экономики: при любом повышении расходов на предоставление медуслуг окончательное финансовое бремя ложится на плечи потребителя.


 


— Прямо или косвенно новый вид страхования ляжет на плечи пациентов, — предсказывает он. — В случае с частной медициной произойдет повышение цен на услуги. В случае с государственно-муниципальным здравоохранением будет косвенное повышение: стоимость по ОМС установлена, так что будет снижаться время приема одного пациента и качество помощи. Покрытие государством страховых выплат, во-первых, усилит дисбаланс между частными и государственными клиниками, во-вторых, станет дополнительным бременем для государственного бюджета.


 


Эдуард Шульц сетует на то, что в случае с данным законопроектом разработчики вновь наступают на те же грабли:


 


— Мы снова идем по пути: принять закон, а там разберемся, подправим, подчистим… Эти исправления происходят либо путем отмены недавно принятого, но неработающего закона, либо таким количеством дополнений к нему, что закон, по сути, рождается заново. Еще один путь исправления погрешностей — заплатить за все из госбюджета. Скорее всего, так и получится.


 


Требует доработки


 


Комментарии врачей на министерском сайте и в социальных сетях также свидетельствуют о неоднозначной оценке законопроекта. Вот некоторые цитаты: «Идея создания подобного закона понятна, но, похоже, в его создании не принимал участия ни один практикующий врач. Проект представляет собой «Клондайк» для обогащения страховщиков и их подельников», «Хотелось бы, чтобы определение врачебной ошибки было сразу более развернутым, понятным и не допускающим двояких толкований», «Страховать нужно риск профессиональной деятельности врача! А не всех пациентов от врачей!!! … В предложенном варианте — это перекачивание финансовых ресурсов из системы здравоохранения в страховые компании! Уж лучше создавать общества взаимного страхования ЛПУ».


 


Например, старший научный сотрудник МНИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава РФ Сергей Суворов замечает, что комиссия, которая определяет величину компенсации, работает на общественных началах, но при этом в ней должен быть врач из другого субъекта. А ведь механизм оплаты проезда, проживания и временных затрат специалиста никак не прописан. Сомнительным нашему собеседнику представляется и термин «врачебная ошибка», ибо в оказании медицинской помощи участвует много людей, в том числе не имеющих высшего медицинского (медсестры, фельдшеры, лаборанты) или вообще медицинского образования: санитарки, электрики, др. По мнению же сопредседателя Всероссийского союза общественных объединений пациентов, президента Всероссийского общества гемофилии Юрия Жулева, в законе должна присутствовать уголовная ответственность.


 


— Не за всякую ошибку можно расплатиться деньгами, — резонно замечает он, не отрицая, впрочем, действенности страхового механизма в определенных случаях. — Многие конфликтные ситуации во врачебной деятельности могут быть решены путем страхования. Выплаты страховых сумм упростили бы решение некоторых споров, избавили бы пациента от необходимости идти в суд и годами добиваться судебного решения.


 


Сегодня не защищены ни пациенты, ни врачебное сообщество, и решение этого вопроса на законодательном уровне давно назрело, убежден президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. Но и он считает, что законопроект требует доработки, и предлагает не забывать о возможности использования для решения спорных ситуаций третейских судов:


 


— Мы за развитие третейских судов в истинном понимании этого слова. Руководителем такого суда должен быть адвокат, а в его состав входить представители медицинского и гражданского сообщества. Народ должен знать, куда можно обратиться, чтобы услышали.


 


Леонид Рошаль считает, что защищать права пациентов можно только через повышение качества оказания медицинской помощи.